Валентина

Как часто, потерявшись в этой жизни, в минуты духовных падений и отчаяния мы ищем утешения и ответов на свои вопросы у великих мира сего, порой не замечая, что прямо рядом с нами есть люди, которые личным примером могут помочь в мощном укреплении в жизни и в вере.

Сегодня я хочу рассказать как раз о таком о человеке, которого если лично не знает, то точно видел каждый, — даже из тех людей, кто изредка заходит в наш храм. Это – Кутьева Валентина Алексеевна. Красивая, высокая женщина, которая всегда стоит рядом с кануном – местом для свечей, куда мы подходим помолиться о наших близких, уже ушедших в мир иной. Не заметить ее просто невозможно – столько спокойствия, достоинства и истинной веры излучает этот человек.

Жизнь Валентины, — а именно так она просит, чтобы все ее называли, по имени, без отчества, как принято у православного человека, складывалась непросто. Она родилась в подмосковном городе Шатура ровно за год до начала Великой Отечественной войны в большой семье, где воспитывалось пятеро детей. В годы войны ее отец охранял Шатурскую электростанцию – важнейший стратегический объект того времени. В этот период все дети без исключения были привлечены отцом к работе – искали и выкапывали из торфа коряги деревьев, сушили их и грузили на тележки, чтобы потом отвезти к электростанции для ее отопления. Именно таким образом, практически в младенческие годы начала складываться трудовая биография Валентины. Что же касается ее веры в Бога, то на мой вопрос о том, как она пришла к вере, просто ответила : « Да Господь позвал!», что безусловно так и есть, но несомненно и то, что первые зерна веры были заложены в ее душу еще в детстве.

По воспоминаниям Валентины, в том, что она стала искренне верующим человеком, во многом заслуга ее матери. Несмотря на все сложности открытого исповедования православия в советское время, именно она сумела привить детям любовь к Богу и посещению храма. Из детских, уже послевоенных воспоминаний Валентины: «В нашем городе – Шатуре – храма не было, но на Пасху мы — все дети — обязательно собирались и вместе с мамой шли пешком в соседнее село Лузгарино святить куличи и крашеные яйца. На обратном пути все дружно пели: «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ»… Дома на Пасху всегда накрывался праздничный стол, приходили гости. Детей в то время за общий стол со взрослыми сажать было не принято, для них было отдельное угощение, но когда за столом пели, то тогда звали и детей тоже.»

Дальнейший трудовой и жизненный путь Валентины продолжился в городе Подольске, где она познакомилась со своим будущим мужем, вышла замуж, здесь же родились и ее три сына. Для семьи был куплен дом с участком в 15 соток, который вскоре отняли, так как был принят закон об изъятии земли. Валентине пришлось пойти работать в совхоз дояркой, отдав детей в детский сад на пятидневку – это было условием для возвращения земельного участка, так как земля могла быть в личном подсобном хозяйстве только у работников совхоза. 13 лет тяжелейшего труда без выходных дней — вот цена этих 15 соток, на которых тоже приходилось работать после смены в совхозе.

Дети подрастали, Валентина пошла работать на Подольский механический завод (кто постарше, помнит эти швейные машинки – бывшие «Зингер», — они были практически в каждой семье).

Примерно в конце 60-х семья Валентины переехала в Ликино – здесь им дали трехкомнатную квартиру. Всю жизнь прожив на земле, было непросто полностью сменить уклад жизни, но и здесь Валентина отметила положительный момент – «Зато в квартире были все удобства!». Привыкший с детства к труду человек быстро и на новом обзавелся хозяйством – «купили сарайчик, завели 13 коз» — Валентина говорит об этом так легко, как мы бы сказали о покупке нового телевизора в квартиру! А что значит завести 13 коз? Это колоссальный труд – накосить травы, выгулять, вычистить, подоить – и все это совмещая с работой на Кунцевской птицефабрике, где за смену в 12 часов возможно было выделить лишь минут 15 на обед. Но и здесь Валентина не оставляла молитву. Она рассказывает: «Девчонки побегут чай пить, а я — свой синодик читать». Работа на птицефабрике тоже была тяжелой, за смену приходилось и более ста коробок с яйцами погрузить на машину, и перевернуть яйца в инкубаторе, и отделить вылупившихся цыплят. С работой Валентина справлялась одной из лучших – размещенные здесь фотографии – с Доски почета на фабрике.

Ближайший к деревне Ликино храм был в Перхушково в восьми километрах, куда Валентина ходила пешком на все воскресные, а по возможности, и праздничные службы. Задав вопрос Валентине об отдыхе, я поняла его неуместность – посетить службу в храме и постоять на молитве – вот это ей понятно. Когда построили и освятили Богоявленский храм в Жаворонках, одной из первых его прихожанок стала Валентина, где и заняла по благословению батюшки свое любимое место рядом с самой старинной иконой в нашем храме – Господа Вседержителя. Раньше – на двухколесном велосипеде, теперь на маршрутке, а иногда и пешком, спешит в любую погоду Валентина в храм. Не бывает практически ни одной службы, которую бы она пропустила — только серьезная болезнь является для нее причиной не прийти в храм.

При этом Валентина продолжала вести хозяйство, но по прошествии более 40 лет, после перенесенного инфаркта, пришлось расстаться с любимыми козами. Говорит об этом Валентина тоже внешне спокойно, без излишнего драматизма, хотя можно себе представить, как непросто далось ей это решение. Уже после ухода мужа, потеряв старшего сына, Валентина продолжает проживать с семьей среднего сына и уже взрослым младшим сыном. Сейчас Валентине предстоит операция на глазах, — и вы бы слышали, с какой благодарностью и любовью она говорит о своей невестке, которая помогает ей организовать лечение! Многие ли из нас, проживая совместно с собственными взрослыми детьми, не говоря уже о зятьях и невестках, смогли сохранить с ними такие доброжелательные отношения?! Кроме как искренней верой в Бога, неутомимой молитвой и соблюдением Евангельских заповедей — более ничем невозможно обьяснить отношение к жизни этой мудрой и сильной женщины.

Я часто стою на службе рядом с ней – и наблюдаю, как она сосредоточена в молитве, как терпеливо, без единого слова одергивания общается с детьми, которые иной раз со всех сторон окружают канун со свечами, собирая расплавленный от свечей воск или догоревшие свечи, начинают шалить и шуметь. С кем бы я ни говорила о Валентине, попросив рассказать о ней людей, которые знают ее уже давно, в один голос говорят о ее доброжелательности, спокойствии, человеческой глубине и истинной, не показной, вере в Бога. Сколько раз она приносила по просьбам прихожан целебное козье молоко, отказываясь от денежной благодарности, но с удовольствием принимая в дар духовную литературу, которую изучает от корки до корки.

За всю нашу беседу Валентина ни разу даже намеком не позволила себе негативно высказаться ни о свекрови, ни о невестках, ни о муже, который оставил ее. Ни слова жалобы или недовольства жизнью – «да что Вы, все нормально!», — сказала она, когда я попыталась посочувствовать ей, назвав ее жизнь тяжелой. Зато рассказала мне о своей свекрови, которая будучи ослепшей, перебирала на ощупь в подвале картошку и выучила молитву «Верую». На мой вопрос, как же она могла ее выучить, кто же ее научил, если она была слепой, Валентина так просто ответила – «Да ангелы¸ наверное, и научили», а я про себя подумала, что рядом с нами живет человек, для которого нормой жизни может быть общение с ангелами…я в это верю!

Горбачева С.А.

просмотров (68)